Перейти на сайт министерства науки и высшего образования РФ
МЕЖДУНАРОДНЫЙ ТОМОГРАФИЧЕСКИЙ ЦЕНТР
Сибирского Отделения Российской Академии Наук
RU | EN
Отправим нам письмо Открыть ВКонтакте twitter


02.11.2021

Интервью Кева Минуллиновича Салихова


Здравствуйте, Кев Минуллинович. Рады видеть вас в стенах нашего института и очень благодарны, что нашли время выступить на семинаре МТЦ. Всегда интересно послушать лекцию ученого с большой буквы. Позвольте сообщить тем читателям, которые вас еще не знают, что вы доктор физмат наук, профессор, академик Российской академии наук, академии наук Татарстана, научный руководитель Казанского физико-технического института им. Е.К. Завойского ФИЦ КазНЦ РАН, вице-президент Академии наук Татарстана, ведущий специалист в области изучения динамики спиновых систем, автор множества статей и книг.

Не могли бы вы поделиться с нашими читателями, что помогло вам достичь таких больших успехов в научной карьере?

Многое в жизни зависит от того, как складываются обстоятельства, с какими вызовами сталкивается человек. От человека зависит, как он реагирует на эти обстоятельства, насколько он готов найти и реализовать адекватный ответ на эти вызовы.

Как переплелись Казань и Академгородок в Вашей научной карьере?   

Я закончил физмат КГУ (ныне Казанский федеральный университет прим. ред.). Был студентом проф. С.А. Альтшулера. Так сложились обстоятельства, что учеба в аспирантуре в Ленинграде и кандидатская диссертация были посвящены физике полимеров. После этого я женился, Зоя работала в Новосибирске, и я оказался в Институте химической кинетики и горения (ИХКГ) СО РАН (1963). Не сразу, через 3-4 года я стал активно работать в области спектроскопии электронного парамагнитного резонанса (ЭПР). Мне удалось в качестве физика-теоретика внести реальный вклад в становление и развитие импульсной спектроскопии ЭПР, в создание основ спиновой химии. Все у меня складывалось хорошо

Что Вы считаете своими главными достижениями за время работы в ИХКГ СО РАН?

Своими основными научными достижениями новосибирского периода работы считаю:

·       Основополагающий вклад в теорию магнитных и спиновых эффектов в радикальных химических реакциях (Ленинская премия 1986 года вместе с Ю.Н. Молиным, Р.З. Сагдеевым из Новосибирска и А.Л. Бучаченко, Е.Л. Франкевичем из Москвы);

·       Основополагающий вклад в теорию импульсной ЭПР спектроскопии;

·       Основополагающий вклад в теорию спинового обмена и метода спиновых зондов.


На фото: Кев Минуллинович Салихов и Ренад Зиннурович Сагдеев

Как же Вы оказались в Казани?

Началась Перестройка. В институтах Академии наук СССР сотрудники института получили право рекомендовать кандидатуры директоров. И вот в начале 1988 года мне позвонил Председатель Казанского научного центра и предложил принять участие в выборах директора Казанского физико-технического института (КФТИ КазНЦ РАН). В этом вихре событий меня избрали директором КФТИ. Казанский физтех носит имя Е.К. Завойского - пионера в изучении явления электронного парамагнитного резонанса. Мои   научные результаты, полученные в Академгородке, были непосредственно связаны с ЭПР. Поэтому я и оказался директором КФТИ КазНЦ РАН.

Я поставил цель, которой удалось “заразить” не только сотрудников института, но и многих людей в Татарстане, в России и за рубежом - сделать КФТИ одним из лучших в мире научных центров ЭПР спектроскопии.

И что же из этого вышло?

Через 27 лет работы директором КФТИ в своем отчете перед общим собранием сотрудников института я подвел итог своей работе и работе физтеха за 27 лет, таким образом. Представьте себе человека, который весь день без устали проработал и вечером испытывает удовлетворение от проделанной им работой. Вот такое чувство испытывал и я. Физтех сегодня является признанным в мире центром ЭПР. В связи с моим 80-летием бывший президент старейшего в области радиоспектроскопии общества AMPERE и всемирного общества магнитного резонанса ISMAR проф. Х.В. Шписс (Институт исследований полимеров им. Макса Планка, Майнц, Германия) написал в журнале Zeitschrift fuer Physikalische Chemie: “Ваш энтузиазм на благо ваших исследований и мирового научного сообщества беспрецедентен. Вы сделали Казанский физико-технический институт им. Е.К. Завойского центром спектроскопии ЭПР, признанным во всех странах”.

Я искренне думаю, что мою работу многие одобряют. У меня довольно много свидетельств высокой оценки моего труда мировым научным сообществом. Конечно, это вдохновляет. Но для меня особенно дорога поддержка и высокая оценка моей работы со стороны моих коллег в институте, в Академии наук Республики Татарстан, в Российской академии наук, общественности и руководства Республики.

Основными научными и научно-организационными достижениями за прошедшие годы своей работы в КФТИ считаю:

·       Развитие новых научных направлений в КФТИ:

·          Развитие импульсной спектроскопии ЭПР. В этой области науки КФТИ является сегодня одним из лучших в мире центров;

·          Разработка, создание, сертификация и внедрение в практику нескольких медицинских магнитно-резонансных томографов;

·          Развитие туннельной и атомно-силовой микроскопии, фемтосекундной спектроскопии, квантовых вычислений.

·       Создание международного журнала “Applied Magnetic Resonance”. Сейчас выходит 52-й том.

·       Учреждение международной премии им. Е.К. Завойского за выдающийся вклад в развитие и применение спектроскопии ЭПР.

·       Проведение впервые на территории России конгресса AMPERE в 1994 г.

·       Ставшая традиционной ежегодная международная конференция “Modern Development of Magnetic Resonance”.

·       Создание специализированного Ученого совета по присуждению ученых степеней доктора и кандидата физико-математических наук.

·       Создание летописи КФТИ: ЕЖЕГОДНИК-КФТИ

Удавалось ли совмещать работу директора с личными научными исследованиями?

 Я положительно оцениваю свои научные результаты, полученные в эти годы. Основными научными достижениями, полученными мной после переезда в Казань, считаю:

·         Развитие теории импульсного двойного электрон-электронного резонанса для парамагнитных центров с перекрывающимися спектрами ЭПР (совместно с аспирантами Р.Б. Зариповым и И.Т. Хайрутдиновым).

·         Расчеты эффективного радиуса спинового обмена между заряженными парамагнитными частицами со спином ½ с учетом зависимости гейзенберговского обменного взаимодействия от расстояния между сталкивающимися частицами для диффузионного прохождения частицами области обменного взаимодействия (совместно с аспирантом А.Е. Мамбетовым).

·         Теоретическое предсказание нового механизма гиперполяризации электронных спинов триплетных экситонов, индуцированной спиновыми правилами отбора триплет-триплетной аннигиляции.

·         Теоретические предсказания, получившие экспериментальное подтверждение, в спектроскопии ЭПР разделенных зарядов, которые образуются на первичной стадии превращения солнечной энергии в химическую в растениях:

·       Квантовые биения интенсивности линий в спектре ЭПР;

·       Аномальная фаза сигнала электронного спинового эха;

·       Теоретическое предсказание и экспериментальное подтверждение красного сдвига частоты модуляции сигнала первичного спинового эха, вызванного случайной модуляцией диполь-дипольного спин-спинового взаимодействия случайными переворотами спинов в ходе спин-решеточной релаксации (совместно с А.А. Сухановым).

·         Протокол квантовой телепортации на электронных спинах с использованием спиновых правил отбора для элементарного химического акта как логической операции. 

·         Протокол реализации квантовой логической операции контролируемый-нет (CNOT) с использованием электронных спинов в качестве кубитов (совместно с аспирантом М.Ю. Волковым).

·         Теоретическая интерпретация замедления декогеренции спинов в многоимпульсных экспериментах как проявления квантового эффекта Зенона (совместно с аспирантом Р.Б. Зариповым и другими коллегами).

Сегодня я полон планов на будущее. Впереди много дел. Я хочу создать Центр развития методологии науки.

Возвращаясь к истории, вы работали в Новосибирске 25 лет, ведь именно тогда вы тесно сотрудничали с выдающимися учеными, в том числе с Ренадом Зиннуровичем Сагдеевым, который впоследствии создал МТЦ. А сейчас у вас есть совместные проекты. Как сохранять такие сильные коллаборации на протяжении стольких лет?

Это легкий вопрос. Я ни на одну минуту не терял научных и дружеских связей со многими коллегами в Академгородке. Чаще всех я связываюсь с Александром Георгиевичем Марьясовым. Когда-то он был моим аспирантом. Нередко я ему рассказываю свои результаты, советуюсь с ним. Регулярно мы пересекаемся c Еленой Григорьевной Багрянской. Я всегда на связи с Юрием Николаевичем Молиным, с Татьяной Викторовной Лешиной, реже с Ренадом Зиннуровичем Сагдеевым ввиду его большой занятости, взаимодействовал с Юрием Дмитриевичем Цветковым. Сейчас я участвую в реализации проекта РНФ на базе МТЦ СО РАН и рассчитываю заметно активизировать свое взаимодействие и совместные работы с коллегами в родном Академгородке: МТЦ, ИХКГ, НИОХ.

Я много сотрудничал с коллегами из Свободного университета Берлина. Также много и плодотворно с ними сотрудничали Александра Вадимовна Юрковская и ее ученик Константин Львович Иванов. В итоге у меня сложились с ними очень хорошие отношения. Поэтому неудивительно, что я сейчас оказался в совместном научном проекте РНФ, где я и проф. Ханс Мартин Фит из Свободного университета Берлина являемся ведущими учеными. Так что никаких “усилий” для сотрудничества на протяжении многих лет я не прилагал. Это как дышать.

Еще хотелось бы узнать ваше мнение по такому вопросу. Было время, когда ЭПР спектрометры создавались именно в России и это давало мощную базу для развития науки в области ЭПР. А сейчас, лидирующие позиции уходят в Европу, США и Китай. Как думаете, как будет дальше развиваться область ЭПР в России и что ее ждет?

Да, есть такая ситуация с отечественным научным приборостроением в области магнитного резонанса. Но она возникла не потому, что мы не можем сделать такие приборы. Вопрос только в том, хотим ли мы это направление развивать. На днях от имени международного общества ЭПР IEPRS я вручил серебряную медаль этого общества Елене Григорьевне Багрянской. При посещении их института мне показали импульсный спектрометр ЭПР, который в эти дни они запускают. А сделали они его совместно с коллегами из Томска. Захотели сильно сделали.

А наука сама по себе это про создание новых технологий, которые должны работать здесь и сейчас? Или это все же про удовлетворение интереса исследователя и формирование фундаментальных знаний?

Неправильно противопоставлять фундаментальную и прикладную науку. Смысл науки в познании природы. Для этого нужны фундаментальные исследования. Фундаментальные знания приводят к созданию новых технологий. Такой выход фундаментального знания в практику может случиться здесь и сейчас, а может произойти многие годы позже. Возьмите научные исследования по управляемым термоядерным реакциям. Эти работы (недешевые) ведутся более полувека. Надеемся, верим, что ученые решат эту проблему. И это будет вселенский прорыв в решении проблем энергетики, экологии. Можно назвать еще много областей науки, в которых исследования направлены на создание новых технологий не в режиме здесь и сейчас, а в будущем.

 

Что вы думаете об открытой науке - движении для устранения барьеров в обмене и производстве научных знаний? Как вы видите дальнейшее развитие научных издательств, журналов?

Это актуальные вопросы. Развитие интернета приводит к серьезным изменениям в технологии распространения информации. Думаю, журналы в бумажном варианте в “большой опасности”, могут уйти со сцены.  Лично мне будет грустно.

В Германии есть такая практика – давать возможность любому человеку в указанный день прийти и посмотреть лаборатории ученых и чем они занимаются. Как вам кажется, чтобы произошло, если такие мероприятия ввели бы в России?

Это надо делать! У нас в стране, в том числе в институтах Российской академии наук, всегда проводились и проводятся дни открытых дверей для школьников, для абитуриентов в университетах. Сейчас этой работе придается также большое значение. Но стоило бы перенять опыт Германии и проводить дни открытых дверей в институтах РАН и для налогоплательщиков.

Раз уж мы заговорили об открытости науки к налогоплательщикам, то давайте поговорим об одном из ваших последний достижений – создании новой парадигмы спинового обмена. Ее основные положения мы публиковали в анонсе вашего доклада. Но есть важный вопрос - как вы решились на то, что пора менять парадигму? Как не пропустить момент, когда предыдущая парадигма уже непригодна к использованию?

Любая парадигма - это модель, созданная на основе имеющихся фактов. В ходе применения этой модели для интерпретации новых фактов неизбежно возникают сложности, нестыковки. Пока таких отклонений от модели немного, и они не представляются принципиально важными, удается ограничиться небольшими коррекциями модели и подогнать под нее новые факты. Новый факт может быть даже отброшен как ошибочный! Фактически модель (парадигма) выступает по отношению к новым фактам как прокрустово ложе. Со временем, когда таких фактов, которые не укладываются в модель, становится больше некоторого “критического числа”, когда уже приходит мысль “сколько можно мириться с недостатками модели”, становится понятным, что пора менять модель, т.е. менять парадигму. Развитие науки - это бесконечная череда сменяющих друг друга парадигм.

Проводя рутинные эксперименты, бывает, редко задумываешься о том, что конкретный, полученный тобой результат, выходит за рамки парадигмы, в терминах которой работаешь. Все-таки нужен опыт и большой объём знаний, чтобы уметь настроить фокус и начать мыслить более глобально. Не думаете ли вы, что в процессе обучения студентов и аспирантов нужно учить по-другому смотреть на задачи?

Учебники должны учить думать, задавать вопросы, что и как.

Думаю, в учебниках надо прежде всего давать четкое изложение парадигм. Это позволит сформировать концептуальное мировоззрение. Можно сослаться на книгу Томаса Сэмюэля Куна, Структура научных революций: “Формирование парадигмы…является признаком зрелости развития любой научной дисциплины”.

Спасибо большое за ваши рассуждения. Хотелось бы еще поинтересоваться, как вы смогли совместить такую бурную научную деятельность еще и с жизнью обычного человека, семьей? Есть ли у вас время на хобби?

Для меня всегда работа была и как хобби. Но я люблю утром рано посидеть на лодке с удочкой. Благодать. Люблю пособирать грибы. К сожалению, все это я уже не делал более 5 лет. Большой энтузиасткой этих выходов на природу была моя супруга Зоя. Теперь у меня другие хобби. Люблю искать парадигмы, наблюдать, как правнучка Эстер в свои два с половиной года ежедневно преподносит поводы для удивительных наблюдений.

 

Кев Минуллинович на рыбалке на озере в Псковской области

В настоящее время я сильно увлечен идеей создать Центр современной методологии развития науки. Свой опыт создания новой парадигмы в одной научной дисциплине я планирую использовать и в других дисциплинах. Сейчас я привлекаю людей, которые заинтересованы в повышении эффективности науки.

Мой электронный адрес: kevsalikhov@mail.ru